Холодный дождь в Ливерпуле - 4

стр.4

...Кафе начинало работать в 6 часов вечера, и ожидая этого времени, мы пили виски и слушали проигрыватель, из которого неслись модные зажигательные шлягеры Элвиса Пресли. Исполнение подкупало профессиональностью и колоритом. Меня опять начали мучить сомнения. Ричард заметил это по моей кислой мине, но промолчал. Я почувствовал себя предателем. Мне почему-то стало жаль моих компаньонов. А они тем временем вышли на сцену  и подстраивали инструменты. Проигрыватель стих, стали слышны голоса посетителей незаметно заполнивших кафе.

-Друзья!- заговорил Пол со сцены,- Вас приветствуют «Парни с каменоломни»!

Холодный дождь в Ливерпуле стр.4
Холодный дождь в Ливерпуле page 4

Последние слова его утонули в звуках вступившей соло-гитары. Затем одновременно вступили  бас-гитара,  ритм и ударник. После начальных двух тактов вступления Пол запел необычно чистым и звонким голосом свою собственную песню «I Lost My Little Girl».

 

Мне сразу стало легко и весело, захотелось танцевать. Я не был музыкантом и поэтому не мог судить о каких-либо достоинствах или недостатках  исполнения, но меня  сразу же подкупила искренность и непринужденность, которая присуща лишь профессиональным певцам. Мне стало стыдно за свое недавнее недоверие к этим парням, мгновенно захватившим всеобщее внимание. Все мои сомнения рассыпались в прах. Я был всецело поглощен льющейся со сцены музыкой. Роберт подсел ко мне  пытаясь что-то сказать, но тщетно –для меня больше ничего не существовало кроме четырех ребят из Ливерпуля и их песен.

За весь вечер «Парни из каменоломни»  исполнили около тридцати  рок-н ролов, большая часть которых была их собственностью. Чужие же песни,  в их новом исполнении, выглядели куда более свежее и оригинальней,  чем из уст авторов. «Бедняга Пресли, великий король рок-н-ролла,-вот и пришел твой последний час»,- думал я  тогда. « Какой глупец , даже тот для кого ты был ранее кумиром, хотя бы из жалости потратил лишний доллар, чтобы послушать твой концерт или же купить запыленную пластинку, которых валом теперь в любой лавке.

Слушайте « Парней с каменоломни!» и вы поймете, что это за штука-музыка. Как? Вы в первый раз слышите? Невежды! Спешите тотчас же приобрести новый диск «Please please me».  Таков был новый ход моих мыслей. Я уже абсолютно точно  представлял своих новых друзей, дающих концерты в королевском дворце, в «Олимпии», записывающих диски в  «Capitol Records»..

Вдруг послышалось резкое: « Всем руки на стол! Не двигаться!» Я обернулся. В дверях стояли двое в масках. В руке у одного поблескивала черная вороненая сталь кольта. Потом вошли ещё трое с цепями, намотанными на запястья, и встали в боевую готовность.

« Без шуток!», -банально сказал тот, что с кольтом и стал подходить к каждому выворачивая карманы левой рукой и бросая все ценное из них на столы. « Все как  в романах»,- подумал я  и протянул руку к рядом стоящему стулу. Гангстер заметил это и выстрелил. Разрывная пуля отшибла спинку стула. Я машинально одернул руку.

« Щенок!»- ухмыльнулся с цепью на запястье и подошел ко мне. Я заблокировал его вооруженную руку, быстро схватил стул и  бросил в люстру. Стул описал полукруг и упал, даже не задев ее. Бандит резко развернулся и занёс надо мной цепь…

Внезапно грянул выстрел, и бандит, задев меня цепью за плечо, рухнул на пол. Последовали ещё два выстрела . Тот, что с кольтом, заорал и схватился за живот.

-На пол подонки! –властно крикнул кто-то сзади. Это был Джон. Тот Джон, в котором, как я уже говорил, странно сочетались черты истинного интеллигента и последнего бродяги. Сейчас от первого не осталось и следа, а второй проявился  во всей своей красе. Холодные бесстрашные глаза  на ставшем вдруг грубым и совсем непроницаемом лице ,и тяжеленный « Смитт и Вессон» в мускулистых от напряжения  руках превратили хрупкого юношу в  некого доброго демона. Видавшие виды гангстеры побросали свои цепи и сидели  на полу как испуганные дети. Двое из них бормотали что-то о пощаде.

Меня лихорадило от всего происшедшего. Ноги потеряли твердость, я повернулся и хотел сесть, чтобы успокоиться ,но увидел мертвого гангстера с выпученными глазами. Руки его все ещё сжимали разорванный живот, из которого лезли кишки. Неестественный холод сковал  мне горло. Всё закружилось вокруг, поплыло. Потолок стремительно несся вниз. Я мягко ударился обо что-то и вспомнил вдруг почему-то , как гаснет свет в театре перед началом действия.

Я очнулся от приятного холода на лбу.

В голове шумело, во рту было сухо, тело, казалось, было набито опилками. Мысли толкались и путались, и мне  стоило большого труда упорядочить их. Я поднял руку, пощупал мокрое полотенце на голове, попытался встать. На деревянных ногах я подошел  к незнакомому окну, раздвинул шторы.

Меня ослепило яркое солнце. Небо было ясное и голубое ,как в Испании. « Наконец-то кончился этот  проклятый дождь»,-подумал я,  нисколько не удивляясь своему появлению в чужой квартире.

« Пить», -сказал я кому-то и машинально глянул на столик стоявший возле двери. На нём я обнаружил записку, написанную рукой Роберта. « Марк, не пугайся, ты на квартире Ричарда. Все необходимое ты найдёшь в барчике под столом. Извини, что оставили тебя одного. Нас вызвали в полицию  свидетелями по делу в кабачке. Ты вспомнил? Хорошо. Отдыхай ,набирайся сил. Мы вернемся  приблизительно к 3 часам дня. Роберт.»

« Интересно, чего я должен пугаться? –подумал я и открыл барчик. У меня не было сил не только вспомнить о вчерашнем, но и думать, вообще, о чем бы то ни было. Я залпом выпил несколько бутылок кока-колы, закурил и уселся  в кресло. Так я просидел около часа. Тоска овладела мной. Я включил телевизор.

Шла рекламная передача,  в которой говорилось,  что совершенно необходимо курить сигареты  «Сент морис». В противном же случае, если Вы курите другие сигареты, Вас ожидает рак лёгких и прочие ужасы. Далее, в качестве доказательства, приводились исследования авторитетных медиков.

Я переключил программу . На экране бушевали страсти. Шла прямая ретрансляция матча по регби « Ливерпуль»- « Гавр».  Меня заинтересовала игра, так как за ливерпульскую команду играл мой старый приятель Уотки Коллинз. Но заметить его на экране мне удалось не сразу, потому что в результате игры  образовалась « ирландская каша» -это когда игроки обеих команд, хватая друг друга,  запрыгивая на плечи стоящих, пытаются овладеть овальным мячом, который в этот момент находится в самой гуще « каши».

Вся эта компания довольно долго  перемещалась от ворот к воротам пока ,наконец, не раздался свисток судьи. Команды начали игру с центра поля. И вот я успел разглядеть лицо Коллинза. Он почти не изменился, если не считать двух-трех новых шрамов на изувеченном лице.

Судья высоко подбросил мяч. Игрок «Гавра» стремительно вырвался из толпы, стараясь поймать его. Но не тут-то было. Двое дюжих ливерпульцев ринулись навстречу. В результате столкновения, все трое остались лежать на траве, корчась от боли. Спокойно лежащий мяч был схвачен Коллинзом. Подобно обезумевшему в испанской корриде быку он понёсся к воротам « Гавра», прижав мяч  обеими руками и выставив свой непробиваемой лоб. Как резиновые игрушки отскакивали от него игроки « Гавра». В пылу он успел  сбить с ног и пару игроков своей команды.

Коллинз перебросил мяч худосочному и  спокойному как верблюд ливерпульцу.  Тот, неспеша, послал мяч в  верхнюю часть пятиметровых ворот. Есть 4 очка!!! Это почти победа. Французы, будто ошалели от досады, но сдаваться и не думали. За Коллинзом приставлены два  мрачных негра. Они не спускают с него глаз, затирают к краю поля. Кто-то из французов, завладев мячом, отчаянно атакует. 

Коллинз становится похож на зверя – глаза стали безумными, тело упругим как у пантеры. Обманным движением он уходит от преследователей и несётся к воротам. Француз, видя, что ему не уйти, бросается в ноги Коллинзу, тот падает и кубарем катится под ноги  набежавших игроков «Гавра». Французу никто не мешает, он бросает и попадает в узкую щель  над воротами. 8 очков!!! Коллинз не двигается. К нему подбегают люди в белых халатах. Вероятно, что-то очень серьезное. Игра остановлена. Вдох отчаяния прошёл по трибунам - Коллинза уносят на носилках.

Мне уже не хочется смотреть на варваров в спортивной форме, ломающих друг другу кости из-за 20 фунтов в неделю. Мне обидно за Коллинза, что он относится к ним. Но я завидую его безумной смелости и геркулесовой силе. Этот человек, не знающий покоя, пожалуй счастлив по-своему,  но мне никогда его не понять.

Вчерашние мои злоключения  кажутся мне теперь детской  игрой , мне становится немного стыдно  за мое хрупкое тело.  Какие-то грустные мысли приходят  ко мне. Я стараюсь  выбросить их из головы. Мне это удается, и я засыпаю сидя в кресле.

Внезапно проснувшись от звука открывающегося замка, я  почувствовал  себя свежим, как после принятия теплого душа. Тело вновь стало послушным , голова ясной,  как будто этой ночью я не падал в обморок,  а спал мертвым сном в еловом лесу....

Привет, дружище!- с улыбкой сказал вошедший Ричард.

-Ну, Вы совсем как живой, –рассмеялся он. Вчера Вы здорово напугали нас. Наверное, больше чем гангстеры.

Я чувствовал себя неловко и попытался скрыть свою скованность деланным равнодушием.

-А где все остальные? -как можно развязанней спросил я.

-Гангстеры в полиции, а Роберт с ребятами  сейчас подойдут. Решили на днях дать концерт в  «Рир-бэк клубе», договариваются с хозяином «Каменоломни» об аренде аппаратуры.

-Давайте выпьем за удачу! -предложил я ни с того ни с сего.

Ричард будто ждал этого. Вмиг на столе оказались бутылка виски, тарелочка с икрой, мелко нарезанный французский батон из душистой муки и кока-кола. Отхлебнув из бокала, Ричард спросил, как бы между прочим, о моих впечатлениях от «Парней». Я оживился и принялся делиться с ним своими радостными предположениями насчет триумфа группы. Говорил я долго и красноречиво, как древнегреческий оратор. Ричард глядел на меня и кивал головой . Уголки глаз его смеялись, будто он слушал пятилетнего мальчугана, рассказывающего о своем решении стать астронавтом или знаменитым сыщиком.

-Меня радует Ваш оптимизм, Марк,- сказал он, когда я закончил. – Быть может все так и будет. Но пока что- это лишь иллюзии.   Он вздохнул и серьезно посмотрел мне в глаза.

-Я не имею в виду некоторые недочеты исполнительного характера. Они легко исправимы и не столь существенны как то, что мы еще никому неизвестны, как серьезные музыканты. В нас никто не верит и не захочет поверить, пока имена « Парней» не засияют на ночных рекламах. Пока обложки музыкальных журналов не запестреют  их фото. Мы обречены на целый ряд горьких, порой незаслуженных неудач. Сможем ли мы пройти сквозь них  к успеху? Подниматься по лестнице славы нам придется,  сцепив зубы, так как мы вынуждены будем  на время  забыть о своей музыке и исполнять лишь модные шлягеры «йе- йе», выдуманные сегодняшними звездами. Ничто новое не вырастает внезапно само - собой. Этого не поймет толпа. Придется считаться со старым.

-Придется,- согласился я и посмотрел в окно на надвигающийся вечер…

© 2006-2019 Rock Auto Club